ТЕЛЕГРАММА ПОЛНОМОЧНОГО ПРЕДСТАВИТЕЛЯ СССР В США К. А. УМАНСКОГО В НАРОДНЫЙ КОМИССАРИАТ ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ СССР

30 ноября 1939 г.
Сов. секретно

Антисоветская кампания в прессе по финскому вопросу достигла крайней резкости и наряду с предшествовавшими выпадами комитета Дайса [Dies], Американской федерации труда и других враждебных нам организаций создает в наших отношениях в США состояние все большей напряженности.
Прессу до недавнего времени неофициально инспирировали в госдепартаменте в том духе, что СССР будет брать Финляндию ”измором”, и финны должны и могут успешно противостоять давлению, не чреватому военными опасностями. Нынешний поворот дела явился неожиданностью для прессы, которая вела безответственнейшую игру на поощрение и натравливание финнов. Выступления Советского правительства публикуются подробно, но тонут в массе враждебного материала, основанного на лживых версиях Гельсинки и стремящегося доказать, что слабая Финляндия не может нам угрожать. Не считая друзей, в прессе ни одного здравого голоса. Если ранее требования разрыва советско-американских отношений исходили только от названных организаций и бульварных газет, то с сегодняшнего дня угрозы этого рода появились в ”солидной” прессе, включая ”Таймс” и ”Вашингтон пост”. Антисоветская травля вытекает из:
1) Общего укрепления наших позиций на Западе и Дальнем Востоке.
2) Курса Рузвельта на все более активную помощь англо-французам, пока под прикрытием лозунга неучастия в войне с ловким использованием антифашистских настроений в стране и при весьма слабом сопротивлении со стороны разобщенных антивоенных факторов.
3) Стремлений американского правительства обезоружить оппозицию, обвинявшую Рузвельта в "левизне", мероприятиями против коммунистической партии как "агента" СССР и облегчить этими мероприятиями вползание в войну.
4) Относительного падения интереса к торговле с нами в условиях высокой конъюнктуры, хотя и не оправдавшей всех ожиданий промышленников, разочарованных небольшим размахом войны.
5) Очень эффективной антисоветской пропаганды англичан, влияющей на прессу, радио и кино через сеть понаехавших сюда опытных пропагандистов и при содействии связанных с англичанами банкиров типа Моргана. За последние два дня в прессе имеются инспирированные рассуждения на тему о том, что удовлетворение Финляндией наших требований создаст угрозу Скандинавии, а затем Англии и развяжет продвижение СССР на Балканы и Иран. В отличие от Англии, нет ни буржуазных газет, ни крупных деятелей, которые предостерегали бы от ухудшения отношений с нами, если не считать небольшие прогрессивные меньшинства интеллигенции.
Несмотря на эту обстановку, перспектива разрыва представляется мне весьма маловероятной не только ввиду нашего громадного авторитета, в частности в делах дальневосточных, но и внутриполитической затруднительности для Рузвельта отречься от собственного акта установления отношений. Однако вполне возможно, что, в случае событий, которые будут здесь изображены как состояние войны, Рузвельт применит к нам (и Финляндии) акт о нейтралитете, то есть объявит часть наших вод военной зоной и запретит американским судам заходить в них, а также отправку военных материалов без полной оплаты до погрузки и так далее. Допускаю, что возможны также булавочные уколы вроде длительного отъезда посла. Попутно нас будут шантажировать кампаниями с угрозами разрыва, опираясь на голословное обвинение вмешательства во внутренние дела в духе кампании Дайса.
Передаю отдельно некоторые предложения.

Уманский
АВП РФ, ф. 059, оп. 1, п. 296, д. 2049, л. 157—159.
Источник: Министерство Иностранных Дел Российской Федерации. Документы внешней политики. 1939. XXII:2. № 823. Mосква: Междунар. отношения, 1992.

Finland in the Soviet foreign policy 1939-1940 (Финляндия во внешней политике СССР в 1939—1940 гг.)