ТЕЛЕГРАММА НАРКОМА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ СССР В. М. МОЛОТОВА ПОЛНОМОЧНОМУ ПРЕДСТАВИТЕЛЮ СССР В ВЕЛИКОБРИТАНИИ И. М. МАЙСКОМУ
21 февраля 1940 г.

По вопросу о Финляндии и Швеции с Норвегией, затронутому в Вашей беседе с Батлером [Butler], можете сообщить Батлеру следующее о позиции Советского правительства:
1) Никаких претензий к Швеции и Норвегии Советское правительство не имеет. Заявление Батлера об опасности, якобы угрожающей этим странам от СССР, ни на чем не основано, не хочет трогать ни Швеции, ни Норвегии, если они сами не вступят в войну на стороне Финляндии формально или фактически. Другое дело, если шведы или норвежцы нарушат свой нейтралитет и вступят в войну. В этом случае СССР вынужден будет тоже выступить с оружием в руках. Это относится не только к Швеции и Норвегии, но и ко всякому другому государству, которое решится нарушить свой нейтралитет в отношении Советского Союза, защищающего безопасность Ленинграда.
2) Советский Союз не возражает против переговоров и соглашения с правительством Рюти [Ryti] — Таннера. Но как нам известно из некоторых источников, это правительство не хочет понять, что после открытия военных действий и после того, как пролита кровь не по нашей вине, ситуация изменилась коренным образом. Рюти и Таннер не понимают, что условия Советского правительства, изложенные в переговорах с Таннером и Паасикиви во имя избежания войны, уже недостаточны после того, как военные действия открылись и кровь обильно пролита. Для Советского правительства стало теперь совершенно ясно, что Финляндия была и остается готовым плацдармом для нападения на Ленинград. Поэтому СССР не может удовлетвориться теми гарантиями безопасности Ленинграда, о которых говорилось до начала военных действий, ввиду чего СССР вынужден требовать новых дополнительных гарантий безопасности Ленинграда. Наши военные требуют не только получения в аренду полуострова Ханко с прилегающими островами, но и получения всего Карельского перешейка, включая линию Выборг — Сартаваллы [Sortavala] —  северное побережье Ладожского озера. Наши военные считают, что эти условия являются единственно реальной минимальной гарантией безопасности Ленинграда. Этого требуют наши военные, и это поддерживает наше правительство целиком и полностью. Вероятнее всего, что в случае дальнейшего продления военных действий эти условия окажутся также недостаточными. Понятно, что не может быть и речи о какой-либо территориальной компенсации со стороны СССР. Понятно также, что в случае принятия теперь же правительством Рюти — Таннера этих условий Советского правительства советские войска будут эвакуированы из района Петсамо. Советское правительство ценит посредничество Английского правительства, но Советское правительство во избежание недоразумений хотело бы предупредить Английское правительство, что оно пойдет на переговоры и соглашение с правительством Рюти —  Таннера лишь в случае принятия им изложенных условий гарантий безопасности Ленинграда.

Молотов
АВП РФ, ф. 059, oп. 1, п. 326, д. 2238, л. 44—53.
Источник: Министерство Иностранных Дел Российской Федерации. Документы внешней политики. 1940—22 июня 1941. XXIII:1. № 49. Mосква: Междунар. отношения, 1995.

Finland in the Soviet foreign policy 1939-1940 (Финляндия во внешней политике СССР в 1939—1940 гг.)