БЕСЕДА НАРКОМА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ СССР В. М. МОЛОТОВА С ПОСЛОМ ГЕРМАНИИ В СССР Ф. ШУЛЕНБУРГОМ
5 марта 1940 г.

Шуленбург [Schulenburg] сообщил, что он хотел попасть на прием к тов. Молотову сразу же после его приезда из Берлина, но некоторое время был нездоров. Передав приветствия тов. Молотову от фон Риббентропа, Шуленбург поставил следующие вопросы:
---
2) Германское правительство просит при занятнн финской территории частями Красной Армии не подвергать ограничениям германских гонорарных консулов в финских городах.
Шуленбург вручил тов. Молотову памятную записку по этому вопросу (приложение № 2).
Тов. Молотов обещает учесть просьбу Германского правительства.
---
В заключение Шуленбург поздравляет тов. Молотова с успехами Красной Армии в Финляндии и выражает желание услышать от тов. Moлотова сообщение, если есть что нового в этом вопросе.
Тов. Молотов, отвечая послу, говорит, что вопрос о Выборге надо считать, конечно, решенным. Выборг днями будет взят. Нотки скептицизма, которые были в германской печати, шутя продолжает тов. Молотов, не оправдались, но это, как говорят, ее дело.
Шуленбург прерывает тов. Молотова и заявляет, что если даже такие нотки и были в германской прессе, то они не соответствуют мнению людей, представляющих Германию в СССР. Видимо, появление их следует объяснять влиянием мировой прессы.
Тов. Молотов говорит далее, что он хочет проинформировать посла о политической стороне дела в вопросе о Финляндии. От финнов через шведов поступило предложение о мирных переговорах. Мы информировали шведов, что мы готовы пойти на переговоры, но соглашение на той базе, о которой шла речь до начала военных действий, нас уже не устраивает. Пролито уже немало крови, и мы убедились, что финны действительно готовили военный плацдарм против СССР. Мы не должны быть беспечны и поэтому сказали шведам, что мы согласны иа переговоры при следующих условиях: полуостров Ханко должен быть сдай СССР на определенных условиях, к СССР переходит весь Карельский перешеек, включая Выборг, Выборгский залив, а также северное побережье Ладожского озера, включая г. Сортавалла и острова в Финском заливе, против передачи которых финны во время переговоров не возражали. Причем, мы оговорились, что это самые минимальные требования, на которые наши военные даже не согласны.
На район Петсамо мы не претендовали и не претендуем. Разумеется, продолжал тов. Молотов, что это условия сегодняшнего дня и если финны будут продолжать упрямиться и заставят нас продолжать военные действия, то, конечно, эти требования будут уже недостаточны.
Шуленбург говорит, что финны, конечно, должны ухватиться за это согласие советского правительства, а затем шутя добавляет: только как же с линией Маннергейма, другую придется строить?
Тов. Молотов ответил в том же тоне, что линия Маннергейма оказалась ненадежной, она прорвана.
На этом беседа закончилась.
На беседе присутствовал советник германского посольства Хильгер [Hilger].

Беседу записал С. Козырев
АВП РФ, ф. 06, оп. 2, п. 14, д. 155, л. 35—43.
Источник: Министерство Иностранных Дел Российской Федерации. Документы внешней политики. 1940—22 июня 1941. XXIII:1. № 67. Mосква: Междунар. отношения, 1995.

Finland in the Soviet foreign policy 1939-1940 (Финляндия во внешней политике СССР в 1939—1940 гг.)