БЕСЕДА НАРКОМА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ СССР В. М. МОЛОТОВА С ПОСЛАННИКОМ КОРОЛЕВСТВА ШВЕЦИЯ В СССР П. АССАРСОНОМ

25 марта 1940 г.

Посланник, пришедший в сопровождении 1-го секретаря миссии Эйлера, заявляет, что информация, полученная им от своего правительства, полностью совпадает с тем, что он говорил по поводу проектируемого оборонительного союза тов. Молотову во время последней беседы с ннм.
После плохого опыта, который имеется в связи с позицией союзников во время войны в Финляндии, в Стокгольме полагают, что теперь более чем когда-либо необходимо объединение северных стран для защиты их нейтралитета и для того, чтобы воспрепятствовать возникновению в Финляндии реваншистского движения. Шведское правительство надеется, что Советское правительство воздержится от комментариев по поводу идеи оборонительного союза до того, как оно узнает те линии, по которым намечается подобное соглашение. Пусть Советское правительство узнает эти линии и тогда оно увидит, что Швеция не позволит вовлечь себя в союз, направленный в каком бы то ни было смысле против СССР, с которым она хочет продолжать поддерживать наилучшие отношения.
Тов. Молотов отвечает посланнику, что Советское правительство уже не может воздержаться от выражения своей точки зрения, т. к. последняя высказана в сообщении ТАСС. В этом сообщении содержится ссылка на речь Хамбро, который не является последним человеком в политике своей страны: он отражает мнение определенных ответственных кругов Норвегии. Выступление Хамбро раскрывает смысл проектируемого договора.
Советская позиция в этом вопросе определенна и известна Швеции. Однако это не означает, что если будут предприняты агрессивные шаги против Швеции, Норвегии или Финляндии, то они не будут защищаться. Речь идет не об этом, а о союзе, который в настоящее время обсуждает вся мировая печать.
Если изменится политика Швеции, если Швеция отойдет от политики нейтралитета, то произойдут изменения и в отношении СССР к политике Швеции. Между тем Советское правительство хотело бы поддерживать с правительством Швеции наилучшие отношения.
На это посланник заявляет, что Хамбро в своей речи сказал то, что он и всегда говорит. После Чехословакии он говорил, что нужно предпринять что-то против Германии, после потопления норвежских пароходов он говорил, что нужно что-то предпринять против Англии. Правда, Хамбро — председатель стортинга, но это пост чисто декоративный, без какой-либо ответственности. Шведское правительство не принимает всерьез того, что Хамбро заявил, так же как оно не принимает всерьез тех людей, которые на различных собраниях кричат под впечатлением от английской пропаганды, единственная цель которой— вредить хорошим отношениям Швеции с СССР.
Шведское правительство желает одного: оказать сопротивление любой комбинации, которая повредила бы хорошим отношениям между Швецией и СССР.
Идею оборонительного союза критикуют в Лондоне. Там были весьма разочарованы ходом событий, т. к. хотели вовлечь Швецию в войну, но Швеция самым энергичным образом показала, что она не позволит столкнуть себя с позиций нейтралитета.
Тов. Молотов отвечает посланнику, что он принимает заявление последнего к сведению. Что же касается позиции Советского правительства по отношению к проекту "оборонительного союза", то она уже определена и выражена.
От Финляндии Советское правительство хочет только одного: чтобы Финляндия точно выполняла свой договор с СССР.
На этом беседа заканчивается. Прощаясь, Ассарсон оставляет памятную записку (текст прилагается при записи).
Беседу записал Подцероб

АВП РФ, ф. 06, оп. 2, п. 1, д. 10, л. 46—48.

Источник: Министерство Иностранных Дел Российской Федерации. Документы внешней политики. 1940—22 июня 1941. XXIII:1. № 95. Mосква: Междунар. отношения, 1995.

Finland in the Soviet foreign policy 1939-1940 (Финляндия во внешней политике СССР в 1939—1940 гг.)