БЕСЕДА НАРКОМА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ СССР В. М. МОЛОТОВА С ПОСЛАННИКОМ КОРОЛЕВСТВА НОРВЕГИЯ В СССР Э. МАСЕНГОМ

25 марта 1940 г.
Посланник делает тов. Молотову устное заявление по поводу речи Хамбро, приведенное полностью в вербальной ноте, которую он вручает тов. Молотову (текст ноты прилагается при записи).
Посланник добавляет, что он читал в иностранных газетах, что будто бы названная речь была произнесена в норвежском парламенте. Это — ошибка. Речь г-на Хамбро не имела никакого отношения к парламенту.
Приняв ноту, тов. Молотов указывает посланнику, что Хамбро является достаточно авторитетным лицом, чтобы выражать политику Норвегии. Его речь была широко распространена, и она характеризует политику определенных кругов Норвегии. Речь проникнута духом реванша. Заключенный мир назван в ней несправедливым, и как "несправедливый" он "долго существовать не может". Это выступление нельзя истолковать иначе, как поддержку некоторых реваншистско-авантюристских стремлений. В свете этой речи вопрос о союзе между Норвегией, Швецией и Финляндией принимает особый характер. Такова оценка этой речи Советским правительством.
Что же касается вопроса об участии Финляндии в этом союзе, то, с точки зрения Советского правительства, такое участие противоречило бы всему договору между СССР и Финляндией.
Для Швеции и Норвегии участие в этом союзе означало отказ от политики нейтралитета. В этом случае Советское правительство сделало бы соответствующие выводы относительно политики Швеции и Норвегии.
В этих условиях вопрос о том, где была произнесена речь и ездил ли г-н Хамбро в Стокгольм для переговоров, имеет второстепенное значение. Речь раскрыла смысл проектируемого соглашения. Советское правительство имеет об этом проекте определенное мнение, о котором оно хотело Норвегию и Швецию предупредить.
Посланник говорит, что если речь Хамбро и может быть истолкована в агрессивном смысле, то она нисколько не выражает политики правительства. Посланник недавно был в Норвегии, где беседовал с председателем совета министров и министром иностранных дел, и он убежден в том, что Норвежское правительство не будет вести политики, которая противопоставлялась бы политике Советского Союза, Это решение Норвегии было ясно выражено тем, что Норвежское правительство решительно воспротивилось проходу англо-французских войск через территорию своей страны. Не может быть никаких сомнений в том, что Норвегия и впредь будет вести политику строгого нейтралитета.
Тов. Молотов говорит посланнику, что он уже сообщил последнему об отношении СССР к проекту "оборонительного" союза. Что же касается заявления посланника, то тов. Молотов говорит, что принимает его к сведению.

Приложение: копия ноты норвежской миссии.

Беседу записал Подцероб

АВП РФ, ф. 06, оп. 2, п. 1, д. 10, л. 54—55.

Источник: Министерство Иностранных Дел Российской Федерации. Документы внешней политики. 1940—22 июня 1941. XXIII:1. № 96. Mосква: Междунар. отношения, 1995.

Finland in the Soviet foreign policy 1939-1940 (Финляндия во внешней политике СССР в 1939—1940 гг.)