БЕСЕДА НАРКОМА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ СССР В. М. МОЛОТОВА С ВИЦЕ-МИНИСТРОМ ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ КОРОЛЕВСТВА ШВЕЦИЯ Э. БОГЕМАНОМ
19 августа 1940 г.

Богеман, явившийся иа прием вместе с Ассарссоном [Assarssson], заявляет, что его переговоры с тов. Микояном благополучно приближаются к концу. Шведское правительство, придающее большое значение развитию экономических отношений с СССР, сделало немало жертв для того, чтобы переговоры имели хорошие результаты. Богеман [Boheman] предполагает, что он сможет убедить свое правительство принять договор в том виде, в котором он намечается. Его задача была бы облегчена, если бы он мог заявить своему правительству что-либо определенное по вопросу о шведских имущественных интересах в Эстонии, Латвии и Литве. Эти интересы весьма значительны для Швеции. Правительства трех Прибалтийских республик должны по займам Шведскому правительству и отдельным шведским компаниям 35 млн. крон. Кроме того, имеются коммерческие долги на сумму 5 млн. крон. В Эстонии, Латвии и Литве есть фабрики, принадлежавшие шведам, ныне национализированные. Номинальная стоимость этих фабрик, без учета амортизации, составляет 30 млн. крон. Эти цифры являются лишь предварительными и нуждаются в дальнейшем уточнении. Шведское правительство готово прийти к соглашению по вопросу о возмещении ущерба шведским имущественным интересам в Прибалтике. Богеман желал бы получить заверения, что этот вопрос будет благоприятно рассмотрен правительством СССР.
В доказательство доброй воли Шведского правительства Богеман ссылается иа беспрепятственный перевод золота Прибалтийских стран из Швеции в СССР. Швеция так поступила с золотом потому, что она имела полную уверенность в том, что Советский Союз будет соблюдать ее права и интересы.
Тов. Молотов отвечает, что Шведское правительство не пожалеет, что оно именно так поступило с золотом. Относительно шведских претензий тов. Молотов заявляет, что он не знаком с их характером и размерами. Вопрос должен быть предварительно изучен. Некоторые суммы из шведских кредитов Прибалтийским странам, вероятно, были использованы против СССР, и понятно, что говорить об этих суммах мы не можем. Правительства Эстонии, Латвии и Литвы еще не рассматривали вопроса о шведских претензиях. Некоторые уступки в этом вопросе возможны и желательны. Тов. Молотов обещает вмешаться в это дело и выяснить отношение правительств Прибалтийских республик к шведским претензиям и возможность некоторых уступок с их стороны в пользу Швеции.
Что же касается торговых переговоров, то самое лучшее, если они будут завершены. Следует надеяться, что торговый договор будет выгоден обеим странам, если будет реализовано то, что в настоящее время намечается.
Богеман говорит, что он, очевидно, не может настаивать на том, чтобы все шведские претензии были удовлетворены полностью. Шведское правительство хотело бы, чтобы вопрос о претензиях обсуждался в благожелательном направлении путем переговоров в Смешанной советско-шведской комиссии, которую оно предлагает образовать. Богеман оспаривает слова тов. Молотова о том, что шведские кредиты могли быть частично использованы против СССР: Швеция давала кредиты для вполне определенного строительства. Например, в Латвии на шведские кредиты построена гидросиловая установка, являющаяся лучшей в Европе, в Эстонии на шведские деньги была построена фабрика по обработке сланцев и т. д.
Тов. Молотов говорит, что он сначала должен сориентироваться в этом деле, а затем уже будет видно, как его следует вести.
Богеман высказывает предположение, что при выяснении вопроса с представителями прибалтийских правительств тов. Молотову будет полезен список шведских претензий. Такой список Богеман может тов. Молотову вручить сейчас.
Тов. Молотов уклоняется от принятия списка, ссылаясь на то, что он понадобится на 2-й стадии рассмотрения вопроса, т. е. тогда, когда будет выяснено мнение правительств Эстонии, Латвии н Литвы и представители НКИД вступят по этому вопросу в контакт с теми лицами, которых для этого назначит Шведское правительство. Прежде всего, необходимо выяснить, как относятся к необходимым уступкам правительства Эстонии, Латвии и Литвы. Тов. Молотов обещает ускорить рассмотрение этого вопроса.
Поблагодарив тов. Молотова за ответ, Богеман заявляет, что Шведское правительство, будучи заинтересованным в сохранении мира в нашей части земного шара, желало бы знать, как смотрит тов. Молотов на нынешнее состояние отношений между СССР и Финляндией. Шведское правительство желает, чтобы советско-финляндские отношения были наилучшими, и готово этому содействовать.
Тов. Молотов отвечает, что в своем заявлении на Верховном Совете СССР от 1 августа он указал, что хорошее развитие советско-финляндских отношений зависит прежде всего от самой Финляндии.
Военные меры, принимаемые Финляндией на границах с СССР, и враждебные СССР высказывания, которые имеют место в кругах правительства Финляндии, вызывают законное недоумение СССР. Например, такие высказывания, что "тот не финн, кто мирится с положением, созданным советско-финляндским мирным договором", и "кто не стоит за возвращение того, что было потеряно". Непонятно, чего хотят финны достигнуть такими действиями и такими разговорами. Такие разговоры ведутся. Так говорит, в частности, и Маннергейм.
Ассарссон отрицает наличие реваншистских настроений у Маннергейма. Паасикиви рассказывал Ассарссону о том, что Маннергейм выступал против советско-финляндской войны. Когда в Хельсинки обсуждался вопрос о том, начинать ли войну против СССР, то только Паасикиви и Маннергейм проголосовали против войны.
Богеман заявляет, что он убежден в том, что подавляющее большинство населения Финляндии хочет жить в хороших отношениях с СССР. Финны доказали это отставкой Таннера. Что же касается военных мер, принятых на границах с СССР, то не объясняются ли они страхом, который в настоящее время стал повсеместным явлением.
Тов. Молотов соглашается с тем, что финляндское население не желает войны с СССР. Население любой страны не хочет войны. Но в правительственных кругах могут существовать другие настроения. Если против войны с СССР проголосовали, как говорит Ассарссон, только 2 человека, то это доказывает наличие авантюристических элементов в правящих кругах Финляндии. Таннер ушел не совсем. Он только отошел в тень, но у него есть союзники в правительстве. Финляндское правительство инспирирует враждебные СССР настроения. Советскому Союзу известно о военных мероприятиях в Финляндии, но неизвестно — чего хотят добиться этим путем финны. Финляндское правительство ведет двойную игру: будто бы борется с антисоветскими настроениями, а на деле их поддерживает.
Что же касается отношения к Финляндии со стороны Советского правительства, то оно, чтобы улучшить советско-финляндские отношения, пошло навстречу желаниям финляндского правительства в области экономических отношений с СССР.
Богеман говорит, что информация тов. Молотова о Финляндии недостаточно обоснована. Шведы хорошо знают, что финны не хотят войны с СССР. Есть, конечно, среди них авантюристические элементы, но не они определяют политику. Богеман хорошо знает Рюти и не так давно имел с ним продолжительную беседу. Он, Богеман, убежден в желании финляндского правительства иметь мирные отношения с СССР. Финляндия слишком занята своими внутренними делами: ей необходимо провести большие работы по восстановлению своего хозяйства. Богеман может дать формальное заверение в том, что его правительство сделает все возможное, чтобы со стороны Финляндии не было никаких антисоветских выступлений.
Советское правительство было информировано о военных мерах Финляндии. Может быть, Финляндское правительство тоже было информировано о военных мероприятиях с советской стороны и пошло в свою очередь на принятие военных мер. Советский Союз — самая большая держава Европы, ей нечего бояться, тем более что силы Советского Союза остаются совершенно нетронутыми. Бедные финны ничего не смогут сделать Советскому Союзу.
Тов. Молотов отвечает, что его информация, возможно, неполна, но она правильна. Несмотря на это, добавляет тов. Молотов, мы можем еще потерпеть.

Записал     Подцероб

АВП РФ, ф. 06, оп. 2, п. 2, д. 15, л. 90—94.
Источник: Министерство Иностранных Дел Российской Федерации. Документы внешней политики. 1940—22 июня 1941. XXIII:1. № 331. Mосква: Междунар. отношения, 1995.

Finland in the Soviet foreign policy 1939-1940 (Финляндия во внешней политике СССР в 1939—1940 гг.)