БЕСЕДА НАРКОМА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ СССР В. М. МОЛОТОВА С ПОСЛАННИКОМ ФИНЛЯНДСКОЙ РЕСПУБЛИКИ В СССР Ю. ПААСИКИВИ
27 сентября 1940 г.

Паасикиви в ответ на наш проект соглашения об Аландских островах от 4 сентября с. г. передал т. Молотову финляндский проект соглашения (прилагается). При этом Паасикиви объяснил, что статьи 1, 2 и 3 финского проекта полностью соответствуют нашему проекту соглашения. Относительно первой статьи Паасикиви оговорился, что Фин[ское] прав[ительство] желало бы, демилитаризовав острова, оставить, однако, до конца войны фундаменты для установки артиллерии, но поскольку Сов[етское] прав[ительство] возражает против этого, то правительство Финляндии решило и в этой части принять предложения Сов[етского] прав[ительства]. Статья 3 Финляндским правительством также принимается в редакции советского проекта. Что же касается советского консульства, предусмотренного статьей 3, то Фин[ское] прав[ительство] просило бы ограничить количественный его состав. В консульстве уже сейчас имеется 12 человек, в то время как, по мнению Фин[ского] пра[вительства], вполне было бы достаточно иметь консула, двух его заместителей и двух-трех технических работников.
Тов. Молотов заметил, что это — не обычное консульство, что в его функции входит контроль за невооружением Аландских островов и это требует того, чтобы иметь там столько работников, сколько необходимо для осуществления этого контроля.
В отношении статьи 4 нашего проекта соглашения, которой предусмотрены консультации Финляндии с Советским Союзом и распространение Конвенции 1921 года на СССР, Паасикиви заявил, что Фнн[ское] пра[вительство] не может принять ее в данной редакции и предлагает свою редакцию этой статьи. Фин[ское] пра[вительство] не может принять предложение о консультации, ибо такая консультация несовместима с Конвенцией 1921 года. Фин[ское] пра[вительство] предлагает ограничиться информацией с его стороны Советского Союза о принимаемых им мероприятиях на Аландских островах. Участники Конвенции 1921 года в такой же мере могут потребовать консультации Фин[ского] пра[вительства] и с ними.
Тов. Молотов отклонил этот довод Паасикиви в защиту указанной редакции ст. 4 и заявил, что Финляндия не ограничена в своих правах консультации. Сов[етское] прав[ительство] не возражает, чтобы в этой консультации по Аландам участвовала и Швеция, как третья страна из числа наиболее заинтересованных стран.
Паасикиви долго говорил о том, что ему непонятно, зачем Советскому Союзу нужна консультация в то время, как Фин[ское] пра[вительство] берет на себя обязательство сообщать о своих мерах на островах, что вполне, по его мнению, заменит консультацию. Он снова ссылался на Конвенцию и указывал, что юридически трудно будет оформить консультацию с Советским правительством без привлечения других стран.
Тов. Молотов, еще раз разъяснив, что Аландские острова принадлежат Финляндии, а не какой-либо другой стране, подписавшей Конвенцию, и поэтому Финляндия может действовать в определенных случаях за своей ответственностью, не дожидаясь согласия других держав — участниц Конвенции, спросил Паасикиви: следует ли понимать так, что Фин[ское] пра[вительство] по существу согласно с консультацией и дело лишь за юридической стороной вопроса. Не получив от Паасикиви удовлетворительного ответа, тов. Молотов заявил, что советское правительство настаивает на консультации и просит решение этого вопроса больше не оттягивать. Ввиду этого тов. Молотов попросил посланника снова снестись по этому вопросу со своим правительством.
По вопросу о распространении Конвенции 1921 года на СССР Паасикиви сообщил, что Фин[ское] пра[вительство] с этим также не согласно. Фин[ское] прав[ительство] считает более удобным взять на себя обязательство согласовать этот вопрос с правительствами, подписавшими Конвенцию, не говоря об этом в самом соглашении. Это согласование могло бы произойти путем соответствующего представления финляндского правительства участникам Конвенции с последующим уведомлением сов[етского] пра[вительства] о принятых мерах со стороны Финляндии в этом отношении. При этом Паасикиви вручил тов. Молотову проект ноты Финляндского правительства участникам Конвенции и проект ноты правительству СССР (прилагается).
Тов. Молотов иронически спросил Паасикиви: Польше, Эстонии, Латвии также пошлете эти ноты? Паасикиви ответил, что нет, ноты будут посланы только существующим государствам: Швеции, Германии, Англии, Франции, Италии, Дании. На замечание тов. Молотова, что Франции не до Аландских островов и что непонятно, почему Италия должна иметь отношение к Аландским островам, Паасикиви односложно ответил: ”Они участники”.
Далее Паасикиви остановился на статье 5 нашего проекта. Фин[ское] прав[ительство], как заявляет Паасикиви, не может принять предложение Советского правительства о немедленном вступлении в силу соглашения по его подписании с последующей ратификацией, так как по существующему законодательству в Финляндии такого рода соглашения могут вступить в силу только после ратификации, поэтому статья 5 финляндского проекта предусматривает вступление в силу соглашения немедленно после обмена ратификационными грамотами.
Тов. Молотов спросил Паасикиви, как же тогда Финляндское правительство подписало Мирный Договор 12 марта, который немедленно вступил в силу и по тем же финским законам был ратифицирован уже после вступления его в силу.
Паасикиви пытался снова убеждать тов. Молотова в неприемлемости для Фин[ского] пра[вительства| формулировки статьи 5 нашего проекта, однако тов. Молотов отклонил доводы Паасикиви.
Спросив Паасикиви, есть ли у него еще вопросы к тов. Молотову, и получив отрицательный ответ, тов. Молотов сказал, что он имеет к Паасикиви со своей стороны два вопроса.
Тов. Молотов попросил Паасикиви проинформировать его о финляндско-германском соглашении по вопросу о переброске через Финляндию немецких войск в Норвегию, а именно, ознакомить с точным текстом этого соглашения, сколько имеется в Финляндии германских войск и в какие районы Норвегии они направляются.
Паасикиви заявил, что у него официальных сведений нет и что он запросит об этом Хельсинки.
Затем тов. Молотов заявил Паасикиви, что у нас имеются сведения, что между Финляндией и Швецией заключено соглашение, направленное против СССР, что является нарушением статьи 3 Мирного Договора между СССР и Финляндией 12 марта 1940 года.
Паасикиви, заверяя, что ничего подобного нет, обещал все же заявление тов. Молотова довести до сведения Фин[ского] прав[ительства] и проинформировать тов. Молотова дополнительно.
В конце беседы тов. Молотов напомнил Паасикиви, что от Фин[ского] прав[ительства] до сего времени нет ответа по вопросу о никелевой концессии, и настаивал на ускорении ответа.
Паасикиви обещал принять меры со своей стороны к ускорению получения этого ответа Фин[ского] прав[ительства].
Беседу записал      Козырев

АВП РФ, ф. 06, оп. 2, п. 3, а. 16, л. 71—74.
Источник: Министерство Иностранных Дел Российской Федерации. Документы внешней политики. 1940—22 июня 1941. XXIII:1. № 404. Mосква: Междунар. отношения, 1995.

Finland in the Soviet foreign policy 1939-1940 (Финляндия во внешней политике СССР в 1939—1940 гг.)