БЕСЕДА НАРКОМА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ СССР В. М. МОЛОТОВА С ПОСЛАННИКОМ ФИНЛЯНДСКОЙ РЕСПУБЛИКИ В СССР Ю. ПААСИКИВИ

30 сентября 1940 г.

Тов. Молотов вызвал Паасикиви и в ответ на финский проект соглашения об Аландских островах от 27 сентября с. г. заявил следующее:
1. Советское правительство считает неприемлемой редакцию статьи 4 указанного финского проекта и, чтобы прекратить затеянную Фин[ским] пра[вительством] канитель, предлагает статью 4 либо принять в редакции Сов[етского] пра[вительства], либо из проекта Соглашения вовсе исключить. Мы не хотим, чтобы правительство Финляндии ставило данное Соглашение об Аландских островах, добавил тов. Молотов, в зависимость от воли участников Конвенции 1921 года, как это вытекает из предложения Фин[ского] пра[вительства]. Тем более это неприемлемо, поскольку Фин[ское] пра[вительство] не принимает наше предложение о консультации.
2. Советское правительство не может согласиться и со статьей 5 финского проекта, которая предусматривает срок вступления в силу соглашения лишь после ратификации и настаивает на принятии статьи 5 в редакции нашего проекта, согласно которой соглашение вступает в силу немедленно по его подписании с последующей ратификацией.
Все доводы Паасикиви в защиту статей 4 и 5 финского проекта тов. Молотов отклонил и настаивал на незамедлительном ответе на эти последние наши предложения с тем, чтобы больше вопроса не тянуть и как можно скорее оформить соглашение.
Паасикиви, пообещав поторопить свое правительство с ответом, спро сил: остается ли формально в силе Конвенция 1921 года? Тов. Молотов ответил, что, заключая соглашение с Финляндией об Аландских островах, мы не хотим себя связывать с этой Конвенцией. Что же касается Финляндии, то она сама может решить этот вопрос.
Далее Паасикиви спросил: следовательно, и проекты нот Советское правительство не принимает? Тов. Молотов ответил, что да, и проекты нот для нас неприемлемы, поскольку статья 4, ввиду непринятия Фин[ским] пра[вительством] предложения о консультации, вовсе из проекта соглашения исключается.
Паасикиви много говорил о том, что по конституции Финляндии нельзя заключить соглашение, которое бы вступило в силу немедленно, до его ратификации. Тов. Молотов, вновь сославшись на пример заключения Мирного Договора, который немедленно вступил в силу и был ратифицирован позже, указал, что Советское правительство настаивает на своем предложении о вступлении соглашения в силу немедленно по его подписании, с последующей ратификацией.
Паасикиви просил тов. Молотова дать ему проект соглашения советского правительства с указанными выше поправками. Тов. Молотов пообещал Паасикиви сегодня же переслать этот проект.
В конце беседы тов. Молотов вновь настаивал на скорейшем ответе Фин[ского] пра[вительства] также по вопросу о никелевой концессии, указав на необходимость поскорее кончить с канителью и по этому вопросу. Паасикиви заявил, что после прошлой беседы он немедленно телеграфировал в Хельсинки, но ответа еще не получил. Это, видимо, объясняется тем, что вчера было воскресенье.

Примечание: Проект Соглашения с нашими последними поправками по поручению тов. Молотова вручен Паасикиви тов. Соболевым вечером того же числа. (Проект прилагается.)
Беседу записал      Козырев

АВП РФ, ф, 06, оп. 2, п. 3, д. 16, л, 81—82.
Источник: Министерство Иностранных Дел Российской Федерации. Документы внешней политики. 1940—22 июня 1941. XXIII:1. № 411. Mосква: Междунар. отношения, 1995.

Finland in the Soviet foreign policy 1939-1940 (Финляндия во внешней политике СССР в 1939—1940 гг.)